Среда, 17.10.2018, 16:29
Мультфильмография
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Форма входа
Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
поиск по сайту
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 129
 Приключения Пиноккио. Глава 17

Сказки > Авторские сказки > Карло Коллоди > Приключения Пиноккио > Глава 17

ГЛАВА 17. ПИНОККИО ОХОТНО ЕСТ САХАР, НО НЕ ЖЕЛАЕТ ПРИНЯТЬ СЛАБИТЕЛЬНОЕ. ОДНАКО ПОЗДНЕЕ, УВИДЕВ ПРИШЕДШИХ ЗА НИМ ГРОБОВЩИКОВ, ОН ГЛОТАЕТ СЛАБИТЕЛЬНОЕ. ОН ВРЁТ, И ЕГО НОС В НАКАЗАНИЕ СТАНОВИТСЯ ДЛИННЕЕ

Когда врачи ушли, Фея приблизилась к Пиноккио, положила ему руку на лоб и почувствовала, что у больного сильный жар.

Она высыпала белый порошочек в стакан воды, подала Деревянному Человечку и нежно сказала:

– Выпей это, и через несколько дней ты будешь здоров.

Пиноккио взглянул на стакан, скривился и жалобно спросил:

– Оно сладкое или горькое?

– Горькое, но для тебя оно полезно.

– Раз оно горькое, я не буду пить.

– Сделай то, что я говорю, выпей.

– Но горькое я не выношу!

– Выпей. И, когда выпьешь, получишь кусочек сахару, чтобы снова стало вкусно во рту.

– Где этот кусочек сахару?

– Вот, – ответила Фея и достала кусочек сахару из золотой сахарницы.

– Сначала дайте мне кусочек сахару, а потом я выпью горькое.

– Ты мне обещаешь?

– Да.

Фея дала ему сахар. Пиноккио в одно мгновение раскусил и проглотил его, облизал языком губы и сказал:

– Ну и вкусно же! Если бы сахар был ещё и лекарством!.. Я бы каждый день принимал слабительное!

– Теперь исполни своё обещание и выпей маленький глоток, который тебя вылечит.

Пиноккио неохотно взял стакан, сунул туда кончик носа, потом подержал стакан возле рта, снова сунул туда нос и наконец сказал:

– Это для меня слишком горько, чересчур горько. Я не могу это выпить.

– Как ты можешь так говорить, если даже не попробовал?

– Я могу себе вообразить. Я же нюхал. Сначала я хотел бы ещё кусочек сахару… тогда я выпью.

Фея с терпением хорошей матери сунула ему в рот ещё кусочек сахару. И затем снова подала стакан.

– Я не могу это выпить, – сказал Деревянный Человечек, корча тысячу гримас.

– Почему?

– Потому что подушка на ногах мешает мне.

Фея убрала подушку.

– Это не помогает. Я все ещё не могу пить.

– Что тебе ещё мешает?

– Дверь, которая наполовину открыта.

Фея подошла к двери и затворила её.

– Нет, – вскричал Пиноккио и зарыдал, – я не хочу глотать горькое лекарство, нет, нет, нет!

– Мой мальчик, ты пожалеешь об этом.

– Мне всё равно!

– Ты болен очень серьёзно.

– Мне всё равно!

– С такой лихорадкой ты не проживёшь более двух часов.

– Мне всё равно!

– Ты разве не боишься смерти?

– Чтоб я чего‑нибудь боялся!.. Лучше умереть, чем глотать такое ужасное лекарство!

В это мгновение дверь в комнату широко распахнулась, и в комнату вошли четыре кролика, чёрные, как чернила. На плечах они несли маленький гробик.


– Чего вы от меня хотите?! – вскричал Пиноккио и от страха подскочил на кровати.

– Мы пришли за тобой, – ответил самый рослый кролик.

– За мной?.. Но ведь я совсем не мёртвый!

– Ещё не мёртвый. Но ты будешь мёртв через несколько минут, потому что не хочешь выпить лекарство, которое излечит тебя от лихорадки.

– Ах, Фея, милая Фея! – возопил Деревянный Человечек. – Дайте мне скорее стакан! Но только скорее, пожалуйста, потому что я не хочу умирать. Нет, я не хочу умирать!

И он схватил обеими руками стакан и опорожнил его единым духом.

– Что ж, – проговорили кролики, – на сей раз мы зря прогулялись.

И они снова подняли на плечи маленький гроб и, сердито ворча, покинули комнату.

А Пиноккио через несколько минут спрыгнул с кровати здоровый и бодрый. Видите ли. Деревянные Человечки имеют то преимущество, что они очень редко болеют и очень быстро выздоравливают.

И, когда Фея увидела, что он бегает и прыгает по комнате, словно петушок, она сказала:

– Значит, лекарство тебе помогло?

– Ещё как! Оно спасло мне жизнь.

– Почему же ты так долго заставлял себя упрашивать?

– Потому что мы, дети, всегда такие. Мы больше боимся лекарства, чем болезни.

– Стыдитесь! Дети должны знать, что хорошее лекарство, принятое вовремя, может их спасти от тяжёлой болезни и даже от смерти.

– О да! В другой раз я не буду упрямиться так долго. Я буду всегда вспоминать чёрных кроликов с гробом на плечах… и тогда я сразу схвачу стакан – раз, два, – и готово!

– Теперь подойди ко мне и расскажи, каким образом ты попал в руки грабителей.

– Случилось так, что хозяин кукольного театра Манджафоко дал мне несколько золотых монет и сказал при этом: «Вот, отнеси своему папаше», а вместо этого я встретил на улице Лису и Кота, двух достопочтенных господ, и они мне сказали: «Хочешь, чтобы из этих пяти золотых монет стало две тысячи? В таком случае, иди с нами, мы приведём тебя на Волшебное Поле», и я сказал: «Пошли», и они сказали: «Остановимся в таверне «Красного Рака», а после полуночи пойдём дальше». И, когда я проснулся, их уже не было, потому что они ушли. И я пошёл один, ночью, и было так темно, что нельзя описать, и поэтому я встретил на дороге двух грабителей в угольных мешках, и они мне сказали: «Давай деньги», а я сказал: «У меня нет денег», потому что я эти четыре золотые монеты сунул себе в рот, и потом один из грабителей попробовал сунуть мне руку в рот, и я одним махом откусил ему руку и выплюнул её, но я выплюнул не руку, а кошачью лапу, и грабители побежали за мной, и я побежал, пока они меня не поймали и не повесили за шею на дерево в лесу со словами: «Завтра мы вернёмся, и тогда ты будешь мёртвый, и у тебя будет открыт рот, и мы заберём четыре монеты, которые ты спрятал под языком».

– А где у тебя теперь эти золотые монеты?

– Я их потерял, – ответил Пиноккио.

Но это была ложь, так как они лежали у него в кармане.

Не успел он соврать, как его нос, и без того длинный, стал ещё на два пальца длиннее.

– А где ты их потерял?

– Где‑то в лесу.

После этой второй лжи нос ещё немного удлинился.

– Если ты потерял их в лесу, – сказала Фея, – то мы их поищем и найдём, потому что всё, что теряют у нас в лесу, обязательно находится.

– Ага, теперь я все вспоминаю точно, – произнёс Деревянный Человечек сконфуженно, – монеты я не потерял, я их нечаянно проглотил, когда принимал ваше лекарство.

После этой третьей лжи его нос стал до того длинный, что бедный Пиноккио уже не мог повернуть головы. Стоило ему повернуться в одну сторону, как он упирался носом в кровать или в окно, в другую – натыкался на стены или на дверь; стоило ему поднять голову, как он чуть не попал носом Фее в глаз.

А Фея смотрела на него и смеялась.

– Почему вы смеётесь? – спросил Деревянный Человечек, страшно расстроенный и напуганный непомерным ростом своего носа.

– Я смеюсь потому, что ты соврал.

– Откуда вы знаете, что я соврал?

– Мой милый мальчик, враньё узнают сразу. Собственно говоря, бывает два вранья: у одного короткие ноги, у другого – длинный нос. Твоё враньё – с длинным носом.

Пиноккио не знал, куда ему деваться от стыда, и попытался убежать из комнаты. Но это ему не удалось. Его нос стал таким длинным, что не мог пролезть в дверь.






Copyright MyCorp © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz