Четверг, 23.11.2017, 06:31
Мультфильмография
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Форма входа
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
поиск по сайту
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 122
 Приключения Пиноккио. Глава 27

Сказки > Авторские сказки > Карло Коллоди > Приключения Пиноккио > Глава 27

ГЛАВА 27. БОЛЬШАЯ ПОТАСОВКА МЕЖДУ ПИНОККИО И ЕГО ТОВАРИЩАМИ, ПРИЧЁМ ОДИН ИЗ НИХ РАНЕН, И ПИНОККИО АРЕСТОВЫВАЮТ ПОЛИЦЕЙСКИЕ

Достигнув морского берега, Пиноккио оглядел море. Но никакой акулы не было. Море лежало спокойное и гладкое, словно гигантское хрустальное зеркало.

– Где ваша акула? – спросил он у товарищей.

– Надо полагать, что она как раз завтракает, – насмешливо сказал один.

– Или легла в постель, чтобы немного всхрапнуть, – хихикнул второй.

Из этих вздорных ответов и нелепого смеха Пиноккио сделал вывод, что товарищи сыграли с ним некрасивую шутку и одурачили его. Он рассердился и яростно налетел на них:

– Ну? Зачем вы мне рассказывали эту глупую сказку про акулу?

– На то были причины, – ответили они в один голос.

– Какие?

– Ты пропустил занятия и пошёл с нами. Разве тебе не стыдно каждый день так добросовестно и усердно посещать уроки? Разве тебе не стыдно так прилежно учиться?

– А какое вам дело до того, как я учусь?

– Ещё бы не дело! Из-за тебя учитель презирает нас.

– Почему?

– Потому что прилежные ученики ставят в дурацкое положение таких, как мы, не желающих учиться. А мы не хотим, чтобы нас ставили в дурацкое положение: у нас тоже есть своя гордость!

– Что же я должен делать?

– Ты должен тоже возненавидеть школу, уроки и учителя. Это три наших главных врага.

– А если я всё‑таки буду и дальше прилежно учиться?

– Тогда мы с тобой больше не будем водиться и при первой возможности отплатим тебе за все.

– Вы мелете вздор, – сказал Деревянный Человечек и покачал головой.

– Берегись, Пиноккио, – закричал самый большой из всей ватаги, – мы не позволим тебе быть ни гордецом, ни доносчиком! Если ты не боишься нас, то мы боимся тебя ещё меньше. Имей в виду: ты один, а нас семеро.

– Семь смертных грехов, – громко рассмеялся Пиноккио.

– Вы слышали? Он нас всех оскорбил! Он нас обозвал смертными грехами!

– Пиноккио, возьми назад свои слова, иначе будет плохо!

– Хи‑хи! – произнёс Деревянный Человечек и насмешливо приложил указательный палец к кончику носа.

– Пиноккио, тебе худо будет!

– Хи‑хи!

– Мы тебя измолотим, как собаку!

– Хи‑хи!

– Ты вернёшься домой с расквашенным носом!

– Хи‑хи!

– Вот тебе хи‑хи! – зарычал самый храбрый из бездельников. – Задаток, который ты можешь сохранить себе на ужин. – И он ударил его кулаком по голове.

Но на удар последовал ответ: Деревянный Человечек без промедления пустил в ход кулаки, и завязалась ожесточённая Драка.

Хотя Пиноккио был в одиночестве, он защищался, как лев. Он так хорошо работал своими ногами, сделанными из лучшего твёрдого дерева, что его врагам пришлось держаться от него на почтительном расстоянии. А попав в цель, ноги Пиноккио оставляли заметные следы – большие синяки.

Мальчишки, досадуя на то, что не могут добраться до Деревянного Человечка, взялись за метательные снаряды. Они открыли свои ранцы и забросали его букварями и грамматиками, своими «Джаннетини» и «Минуцоли», рассказами Туара, «Пульчино» Бачини и прочими школьными учебниками. Но ловкий и увёртливый Деревянный Человечек наклонялся в нужный момент, так что все книги летели поверх его головы и падали в море.

Представьте себе, что приключилось с рыбами! Они думали, что книги – доброкачественная пища, и стаями всплывали на поверхность. Но стоило им попробовать на вкус страничку или титульный лист, как они немедленно все выплёвывали и при этом кривили рот, словно хотели сказать: «Это не для нас, мы привыкли к лучшему угощению!»

Между тем сражение становилось все более ожесточённым. Тут из воды вылез большой Рак; он медленно вполз на берег и крикнул голосом, звучавшим, как простуженная труба:

– Вы, глупые бездельники, немедленно прекратите свалку! Такие сражения между мальчишками редко кончаются благополучно! Как бы не случилось несчастья!

Бедный Рак! С таким же успехом он мог бы проповедовать ветрам и волнам. Этот бесстыдник Пиноккио свирепо оглянулся и грубо ответил:

– Заткни фонтан, скучный Рак! Лучше прими пару конфет от кашля, чтобы твоя глотка немного прочистилась. Или ложись в кровать и пропотей как следует!

В это время мальчишки, оставшись без книг для метания, заметили ранец Деревянного Человечка и немедля овладели им.

Среди книг Пиноккио имелась одна с толстым картонным переплётом, с корешком и уголками из пергамента. Это был учебник по арифметике. Вы, вероятно, догадываетесь, какой он был тяжёлый!

Один из бездельников схватил тяжёлый том, прицелился в голову Пиноккио и швырнул изо всех сил, какие только у него были. Но, вместо того чтобы попасть в Деревянного Человечка, он попал в голову одного из своих товарищей. Последний побелел, как свежевыстиранное полотенце, и смог только произнести:

– Мама… мама… помоги, я умираю!

После чего свалился на песок.

При виде неподвижного тела испуганные мальчишки разлетелись кто куда, и через несколько минут исчезли все до одного.

Пиноккио, однако, остался. Хотя он от испуга и ужаса был ни жив, ни мёртв, он все же окунул носовой платок в морскую воду и приложил к вискам своего бедного школьного товарища.

И, плача от страха, стал звать его по имени и причитать:

– Эдженио, мой бедный Эдженио!.. Открой же глаза и взгляни на меня!.. Почему ты мне ничего не отвечаешь? Это не я сделал тебе больно! Поверь мне, не я!.. Открой же глаза, Эдженио! Если ты все время будешь держать глаза закрытыми, я тоже умру… О господи! Как я теперь вернусь домой? Как я покажусь на глаза моей доброй маме?.. Что будет со мной? Куда мне бежать? Куда мне спрятаться?.. О, если бы я пошёл в школу, насколько это было бы лучше, в тысячу раз лучше! Почему я послушался этих товарищей, ставших моим злым роком! А ведь учитель мне об этом говорил! И моя мать мне все время твердила: «Берегись дурных товарищей!» Но я исключительный дурак. Я слушаю то, что говорят другие, а делаю, что хочу. И потом расплачиваюсь… За всю свою жизнь я не имел и пятнадцати минут спокойных. О боже, что станет со мной? Что получится из меня, что из меня получится?

И Пиноккио выл, и вопил, и бил себя по голове, и все звал бедного Эдженио. Вдруг он услышал приближающиеся шаги.

Он обернулся. Это были два полицейских.

– Почему ты лежишь на земле? – спросили они Пиноккио.

– Я ухаживаю за своим школьным товарищем.

– Ему плохо?

– Кажется, да.

– Ещё бы ему не было плохо! – Один полицейский нагнулся над Эдженио и внимательно оглядел его. – Этого парня ранили в висок. Кто это сделал?

– Не я! – пискнул Деревянный Человечек, у которого душа ушла в пятки.

– Кто же это, если не ты?

– Не я, – повторил Пиноккио.

– А чем он был ранен?

– Этой книгой. – И Деревянный Человечек поднял учебник по арифметике, переплетённый в толстый картон и пергамент, и показал книгу полицейскому.

– А кому принадлежит эта книга?

– Мне.

– Этого достаточно. Больше нам ничего и не надо. Встань немедленно и иди с нами!

– Но я…

– Пойдём!

– Но я не виноват…

– Пойдём!

Прежде чем уйти, полицейские позвали нескольких рыбаков, как раз в этот момент проплывавших мимо на лодке, и сказали им:

– Мы оставляем этого парня на ваше попечение. Он ранен в голову. Отнесите его к себе домой и присмотрите за ним. Мы вернёмся завтра и займёмся им.

Затем они снова подошли к Пиноккио, взяли его с двух сторон и скомандовали по‑военному:

– Вперёд! Да поживее! Иначе получишь!

Не ожидая повторений. Деревянный Человечек быстро пошёл по узкой дороге, ведущей в деревню.

Но бедному парню было не по себе. Жизнь представлялась ему сном, отвратительным сном! Он совсем растерялся. В глазах у него двоилось, ноги дрожали, язык прилипал к гортани, и он не мог произнести ни слова. Но и в этом состоянии его всё‑таки мучила мысль, что он должен проследовать меж двух полицейских мимо окон доброй Феи. Лучше уж было умереть.

Они достигли окраины деревни, и тут порыв ветра сорвал с головы Пиноккио колпак и отбросил его на десять шагов.

– Разрешите мне, – обратился Деревянный Человечек к полицейским, – поднять мой колпак.

– Что ж, иди, только поживее.

Деревянный Человечек пошёл и поднял колпак. Но, вместо того чтобы надеть его себе на голову, он зажал его в зубах и побежал обратно к морю с быстротой пули, выпущенной из ружья.

Полицейские сообразили, что поймать его будет нелегко, и направили по его следу большую собаку‑ищейку, которая на всех собачьих состязаниях брала первый приз по бегу.

Пиноккио бежал быстро, но собака бежала быстрее. Все жители бросились к окнам или выбежали на улицу посмотреть, чем кончится эта дикая погоня. Но зрелища не получилось, потому что собака и Пиноккио подняли такую пыль на дороге, что уже через несколько минут вообще ничего не стало видно.






Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz